кутх

КТО ТАКОЕ "ПАНТОКРАТОР"? (Лев Данилкин. Вивисектор хтонических змеек).

кутх

Полковник Галахов.

Из-за работы пришлось отложить на время нескончаемый сборник СДБ. Отвлечёмся на будни Русской Императорской армии.
Отрывок из книги воспоминаний Е.А.Никольского "Записки о прошлом":

"Московское военное училище славилось тем, что было одним из самых строгих. Незадолго до моего поступления в училище умер полковник Галахов, бывший долгое время начальником училища. Он был известен своим строгим, почти зверским характером. Первоначально он служил в одном из гвардейских полков в Петербурге и командовал ротою. Солдаты его не любили за жестокость и черствое отношение к ним.
Collapse )
кутх

Допросы полицейских (СДБ, т.1, документы 36-40).

Документы №36 - №40: допросы трёх чиновников Департамента полиции.
Трудно себе представить ощущения этих «цепных псов старого режима», у которых одни пришедшие к власти революционеры требовали компромат на других – ещё не дорвавшихся. Во всяком случае, можно констатировать, что два из трёх свидетеля оказались людьми умными, и ввязываться в чужую свару явно не торопились. Первый (Б.В.Лобачевский) говорил примерно так: «ну да, Парвус проходил у нас, как немецкий шпион; что-то и про Ленина болтали, но точно не помню – смотрите в документах». Второй (В.В.Курочкин) сразу заявил, что изучал только догматическую часть; что справки по упоминавшимся персонажам (Ленин, Парвус, Ганецкий, Троцкий и т. д.) он, разумеется, составлял, но о связях их с иностранными державами никакой информации не имел. Зато третий (С.В.Гагарин) оказался весьма разговорчивым недотёпой, за что лично я, от лица интересующихся историей потомков, могу его только поблагодарить, поскольку, в отличие от первых двух, его показания было читать интересно. Слухи, байки – всё как мы любим, ну и плюс «научные» комментаторы традиционно не подкачали. Так что начнём.
Collapse )
кутх

Алексинский. (СДБ, т.1, документы 25-35). Часть 2.

Возвращаемся к протоколу допроса Алексинского от 11 июля 1917 г. (документ №25):

«Здесь же считаю необходимым привести позднейший факт, относящийся к октябрю 1914 г.: Ленин и Зиновьев, проживавшие в Австрии, близ Кракова, были арестованы австрийскими властями как русские подданные, но вскоре освобождены с правом свободного выезда в Швейцарию, где стали издавать свой орган «Социал-демократ», в котором распространяли идеи необходимости поражения России в этой войне41. В номере 33 этого журнала содержался призыв к русским гражданам практически содействовать поражению России42».

Я вот не очень помню, чтобы там содержались призывы к поражению конкретно России, но у нас ведь есть палочка-выручалочка – научные комментарии, давайте опять обратимся к ним, чтобы развеять сомнения:

Для начала посмотрим примечание 41:
Collapse )
кутх

Алексинский. (СДБ, т.1, документы 25-35). Часть 1.

Алексинский Григорий Алексеевич… Так, наверное, придётся снова остановиться и рассказать об очередном редакторском «шедевре» -  "Именных комментариях", в которых г-жа Иванцова и её коллеги развернулись на славу.
Допустим, хотите вы узнать подробности об одном из главных героев сборника – Мечиславе Юльевиче Козловском. Именной комментарий:

Козловский М.Ю. (1876-1927) - присяжный поверенный, деятель польского и русского революционного движения. Член РСДРП, большевик. Член Главного правления Социал-демократии Королевства Польского и Литвы.

А ведь и правда: зачем читателям знать, что в описываемый сборником период времени большевиком Козловский не был, а как раз и состоял членом СДКПиЛ?
Collapse )
кутх

Бурштейн. (СДБ, т.1, документы 20-24)

Теперь речь пойдёт о предшественниках прапорщика Ермоленко на должности главного разоблачителя большевиков (это со слов г-жи Иванцовой, разумеется) - господах Алексинском и Бурштейне. Соответственно, это будут документы №20 - №35 первого тома. Здесь будет маленькое общее уточнение. Конечно, в некоторых случаях невозможно будет идти последовательно по документам. Те же Ермоленко, Бурштейн и Алексинский будут нам встречаться и далее. То есть, говоря о них сейчас, мне приходится заглядывать и в другие тома, чтобы повествование было хоть в какой-то мере связным и законченным. Поэтому, когда я в следующий раз дойду до документов, связанных с уже упоминавшимися персонажами, то (в случае, если там отсутствует что-то новое) буду просто отправлять интересующихся ссылкой к старым постам.

Итак, Бурштейн (документы 20-24).Collapse )
кутх

Прапорщик Ермоленко. (СДБ, т.1, документы 1-19)

Ну что-ж, начнём потихоньку рассматривать документы Следственного дела большевиков. Сегодня будет том №1 (речь идёт о первом из 19-ти томов Следственного дела). Первые три документа в нём – обычная следственная канцеляристика. Документы №11 и №12 – очень короткие свидетельства вялых попыток узнать хоть что-то о неком германском подданном Свенсоне из Стокгольма, через которого якобы шли большевистские денежные потоки. Ничего интересного там нет. Что же касается документов №4 - №10 и №13 - №19, то здесь всё намного веселее.
Изначально я собирался двумя-тремя предложениями характеризовать каждый документ (возможно, с оценкой по какой-то шкале), в разрезе того, насколько он доказателен в контексте проводимого Временным правительством расследования. Но вскоре выяснилось, что, как говорится, всё оказалось не так однозначно. Проиллюстрирую это на первоначальном «джокере» обвинения: похождениях прапорщика Ермоленко (документы №4 - №10 и №13 - №19 и ещё кое-где далее). Сначала я планировал просто написать что-то типа «бред сивой кобылы», и идти дальше. Но там оказалось масса интересных моментов, которые жалко было упускать.Collapse )
кутх

Философский взгляд на Следственное дело большевиков. Часть 4

4. Итоги расследования.

Начало здесь, как это обычно бывает у Ольги Константиновны весьма бодрое и точно так же традиционно – голословное:

Таким образом, вначале российская контрразведка, а позже Предварительное следствие, принявшее на доследование материалы контрразведки, собрали, что называется, «полный пакет документов», исчерпывающе характеризующий деятельность всю цепочку связи «немцы-Парвус-болыневики».

Collapse )
кутх

Философский взгляд на Следственное дело большевиков. Часть 3

Далее идёт рассказ о работе следственной комиссии. Начиналось всё, как положено, с предъявления обвинения.

Очевидна поспешность вынесения предварительного обвинения. И дело тут не в недостатке документальной базы для обвинения - оно было вынесено на основе следственного материала, образующего четыре тома Предварительного следствия. Дело в имевшей место «натянутости» обвинения…
Collapse )
кутх

Философский взгляд на Следственное дело большевиков. Часть 2

Далее Ольга Константиновна оценивает вклад разных авторов в наполнение документальной базы. Доходит речь и до Поповой:

И наконец, самая обширная публикация документов Предварительного следствия дана в работе С.С. Поповой - в ней опубликовано 45 документов (из почти двух тысяч документов) из фонда 1826. В этой связи особенно интересно рассмотреть позицию автора.
Collapse )